К чему приведёт смена менеджмента ведущего банка Самарской области

АО ОХК «Уралхим» Дмитрия Мазепина, перехватившая управление «Тольяттихимбанком» у Сергея Махлая, заводит в банк свою команду. Прежнему менеджменту, который вывел финансовую организацию на ведущие позиции в регионе (на данный момент ТХБ занимает третье место по нетто-активам и первое – по чистой прибыли в Самарской области), недвусмысленно указали на дверь. До 27 октября действующий председатель правления банка Андрей Дроботов должен передать свои полномочия москвичу Константину Зырянову. Правда, по сведениям источника, хорошо знакомого с ситуацией в банке, новое руководство не стало дожидаться назначенных сроков, и заехало в банк уже 20 октября.

К чему приведёт смена менеджмента ведущего банка Самарской области

Смена менеджмента … не сулит банку ничего хорошего. За красивыми словами новых руководителей о повышении эффективности и «оздоровлении» вполне здорового банка, к которому у ЦБ никогда не было претензий, стоит вполне конкретный денежный интерес владельца «Уралхима». Этот химконцерн испытывает известные трудности с деньгами, и похоже, рассматривает ТХБ в первую очередь как средство поправить свое финансовое положение. Такой вывод можно сделать как из общей политики «Уралхима», так и из состава нового менеджмента банка.

Набор середняков и «сбитых летчиков»

Новая команда управленцев «Тольяттихимбанка», которую представляют как «профессионалов финансовой отрасли с необходимой квалификацией», на деле не имеет в своем прошлом никаких выдающихся результатов.

Тот же Константин Зырянов, в отличие от своего знаменитого тезки-футболиста (игрока «Зенита» и сборной России), не достиг больших высот в своей сфере. Он работал в банке «Авангард», затем возглавлял с приставкой «и.о.» почивший ныне в бозе Русский международный банк. А в 2013 году неожиданно для всех стал генеральным директором… футбольного клуба «Монако».

Столь резкий переход банкир тогда объяснил желанием что-то поменять в жизни после работы в банковской сфере. «Можно уйти в футбольный клуб из банка, вряд ли можно обратно», — говорил тогда господин Зырянов. И, как видим, сам же и опроверг собственные слова.

Впрочем, руководил французским клубом он недолго, всего полгода – то ли не сошлись характерами с владельцем, то ли не достиг поставленных целей, неизвестно. В следующие восемь лет он тихо работал в IT-компании «Диасофт» и исполнительным директором ассоциации специалистов финансовых рынков ACI Russia – не то чтобы блестящая карьера.

Аналогичная история – с новым главой наблюдательного совета «Тольяттихимбанка» Равилем Саитовым, лучшим достижением которого за 11 лет в Росимуществе стал уровень начальника управления, а в жизни – должность замминистра имущественных отношений Подмосковья. Вероятно, именно поэтому первым делом в ТХБ он озаботился вопросами окладов для членов Набсовета, пролоббировав их на уровне 500 тысяч рублей в месяц. Для регионального банка – сумма солидная. Особенно если учесть, что прежний Набсовет работал за идею, то есть без зарплат.

Путь других набранных в менеджмент ТХБ «профессионалов» еще менее заметен. Некоторые из них вообще не имеют опыта работы в банковской сфере, подавляющее большинство – москвичи, то есть варяги без понимания местной специфики. При этом на прежних членах правления и Наблюдательного совета было завязано немало личных контактов и договоренностей с клиентурой банка.

Резкая и кардинальная смена всех органов управления банка может повлечь за собой серьезные последствия для банка – отток корпоративных и розничных клиентов, как следствие этого, уменьшение капитала и ухудшение финансовых показателей банка.

Просто очень деньги нужны

Сможет ли команда финансистов, пришедшая в ТХБ, поднять банк на новую высоту или хотя бы удержать его на нынешнем уровне, большой вопрос. Но их задача в контексте происходящего, видимо, в другом.

Первое и главное тут – то, что «Тольяттихимбанк» является ценным активом с большим количеством денег. Которых «Уралхиму» очень не хватает, поскольку компания отягощена колоссальными долгами. Только в прошлом году долговая нагрузка химического холдинга выросла вдвое – до 494 млрд рублей. С живыми деньгами у «Уралхима» все настолько плачевно, что тот даже пытается уклоняться от уплаты налогов. Например, после того, как Федеральная налоговая служба доначислила химкомпании более 450 млн рублей налогов по итогам выездной проверки, «Уралхим» начал тянуть с их уплатой и ссылаться на пандемию и сложное финансовое положение. Компания пошла в суд в надежде оспорить решение ФНС, но там с треском проиграла и была вынуждена все-таки отдать деньги в бюджет страны.

Получить в свое распоряжение успешный банк (каковым является ТХБ) в таком положении – редкая удача. Можно там кредитовать свой бизнес, рефинансировать старые кредиты, и много чего еще.

Другая часть истории связана с противостоянием вокруг «Тольяттиазота». Через ТХБ совершается значительный объем расчетных операций завода. По данным источников “Ъ”, новый Наблюдательный совет ставит под вопрос партнерские отношения ТХБ и ТОАЗа, поскольку действия конкурсного управляющего Олега Егерева согласованы с «Уралхимом».

В ТОАЗе уже выразили обеспокоенность сложившейся ситуацией и выразили надежду, что смена руководства не повлечет за собой негативных последствий в отношениях с банком.

Напрасные слова

Примечательно, что борьба за «Тольяттиазот» с его бывшими руководителями Владимиром и Сергеем Махлаями ведется «Уралхимом» под мантры о том, что владельцы ТОАЗа и других активов (ТОМЕТ, Тольяттихимбанк) … разрушают все, что плохо и хорошо лежит. И что стоит лишь отдать эти активы новому собственнику, как сразу наступит процветание и благолепие.

Однако все предприятия, ставшие объектом корпоративного конфликта, до прихода Мазепина были успешны и прибыльны. ТОАЗ … таковым и остается. А вот одному из ведущих производителей метанола в России — ТОМЕТу — повезло меньше. Предприятие оказалось втянуто в корпоративный конфликт, став солидарным ответчиком по иску «Уралхима».

Что касается «Тольяттихимбанка», то, как уже было сказано, до настоящего момента он был вполне успешен и даже лидирует в регионе. Что там собрались «оздоравливать» новые «эффективные менеджеры» — непонятно.

Материал предоставлен «Новые Известия on-line»