Бананы повезут в Россию через Северную Корею

Импортозаместить отдельные виды продовольствия нам не позволяет природа. Как говорят аграрии, наша страна — зона рискованного земледелия. Цитрусовые, бананы, чай, кофе – не растут они в России, принимай хоть десять программ по их производству. «МК» выяснил, что будет с этими продуктами на наших прилавках в ближайшие месяцы.

Бананы повезут в Россию через Северную Корею Фото: pexels.com

В популярной сети килограмм зернового кофе в рознице подорожал с  1100 рублей (по акции он был 800) до 2000 рублей – и теперь на него  никаких скидок и акций.  А те же бананы с 60 рублей еще в начале марта поднялись сегодня до 90 – подорожали в полтора раза. 

Любимый всеми черный байховый чай, без которого многие россияне просто отказываются просыпаться, в цене практически не изменился. 450 рублей за 200-граммовую пачку. Хотя раньше на прилавке всегда рядом стояли по акции со скидкой (300 рублей) и без скидки. А уже с середины марта чай только по коммерческой цене…

То же самое можно сказать и про другие продукты из дальнего зарубежья: ананасы 381 рубль, марокканские мандарины 267 рублей кило, даже яблоки дешевле 120 рублей мы не нашли. Самая красная цена 140-150 целковых.

Результаты исследований, проведенных разными институтами, говорят о том, что за 8 лет программы импортозамещения доля импортных продуктов в России сократилась на треть. И что сегодня на торговых полках мы видим только 25% продуктов «оттуда», все остальное наше, отечественное.

Конечно, нам было бы неплохо импортозамещаться и дальше, чтоб на душе было спокойно, что нам никакие ограничения не грозят. Только, как мы уже сказали, не все продукты растут в России.

В среднем, цитрусовых (46% апельсинов и 34% лимонов) мы ежегодно завозим более 1,5 миллиона тонн из Турции, основного поставщика, Марокко, ЮАР и Египта.  Бананы Россия закупает в Эквадоре на сумму 1,1 млрд долларов.

Кофе импортируем в объеме 185 тысяч тонн в год. Главные страны-поставщики – Бразилия, Вьетнам, Италия и Индонезия. Еще один бодрящий напиток – чай, его в России можно выращивать (далеко не самого высокого качества) только в некоторых районах Краснодарского края и в республике Адыгея. Можно с уверенностью утверждать, что здесь мы тоже в 100-процентной импортной зависимости, поскольку доля отечественного продукта на рынке составляет меньше одного процента. 170 тысяч тонн закупаем в Шри-Ланке (32%), Индии (23%) и в некоторых других странах.

Читайте также:  Раскрыта загадка путинских выплат населению: спасение от позора

Как видно из географии поставок, производители этих и других товаров, как правило, находятся на краю земли. Что особенно отрадно, страны, где мы приобретаем эти продукты, не присоединились к антироссийским санкциям и по-прежнему остаются нашими верными экономическими партнерами.

С чего тогда подорожание и общая обеспокоенность их сохранением в торговом ассортименте?

С начала спецоперации на Украине поставщики, даже самые дружественные, несут большие экономические риски  из-за нестабильного курса рубля и транспортной логистики, которая нарушилась в результате наложенных санкций.  Посреднические компании увеличивают отпускные цены, чтобы не остаться без оборотных средств – иначе следующие закупки придется совершать в меньших объемах. Практически все поставщики перешли на стопроцентную предоплату товара, а получить кредит часто бывает малореально.

Это одна причина подорожания – проблемы с доставкой. Официально, наши чиновники ищут альтернативные маршруты, чтобы особо ценный груз как можно быстрее оказывался в продаже. Но выбор здесь невелик — учитывая плечо доставки.

Российским судам запрещено заходить во многие иностранные порты, нужно ждать, чтобы они пришли к нам. Морской маршрут из той же Бразилии и других стран Латинской Америки контролируется американцами и европейцами. Груз для России могут завернуть обратно, в порт отправления.

Наземный транспорт тоже ненадежен. Фуры, рефрижераторы сутками простаивают на границах, минуя таможенные посты. Не все скоропортящиеся продукты выдерживают такие поездки…

Возникшие сложности в логистике, системе расчетов и привлечении доступных кредитов для пополнения оборотных средств уже подвигли Руспродсоюз обратиться с письмом в правительство, в котором они просят «всеми доступными мерами» поддержать «критический импорт». В списке все продукты, сырье, ингредиенты и прочая сопутствующая продукция, закупаемая на международных рынках.

Хотя в торговых сетях просят не сгущать краски. Бананы – продукт скоропортящийся, но они есть в супермаркетах, причем свежие.

— Меняется логистика, — рассказывает Андрей Карпов, председатель правления ассоциации экспертов рыночного ритейла, — Если торговые суда раньше заходили и разгружались в европейских портах, то теперь они меняют схему движения. Получается дольше и дороже, но товары идут.

Читайте также:  В деле чиновницы Раковой увидели опасную подоплеку: поиск букашек

Никакой катастрофы не предвидится. Прогноз по росту цен никто не даст. Сейчас ситуация стабильная, рубль укрепился, цены на импорт замедлились. Да и спрос на валюту сегодня значительно меньше, чем раньше. Если ситуация на рынке будет относительно стабильной, цены будут расти в пределах инфляции…

С экзотическими продуктами ясно только то, что ничего не ясно. Экономисты называют слишком много условий, чтобы они колебались в пределах привычных для нас 10-15 %. Но есть немало традиционных продуктов, от которых мы тоже в сильной зависимости и которые с успехом могли бы производить сами. 

Столовый виноград – его мы потребляем 300 тысяч тонн в год, а собственными силами выращиваем 60-80 тысяч тонн. Не удивительно, что уже в нынешнем году его стоимость выросла со 100-250 рублей до 150-400 за кило. Тогда как разные сорта винограда сегодня спокойно  растут даже в северных российских регионах. 

По словам председателя Московского клуба виноградарей Николая Сидорцова, любители заниматься этой культурой есть и в Тверской, и в Ленинградской областях, и на Южном Урале. Даже в Архангельской области, где пасутся оленьи стада, растет виноград. 

Чтобы уйти от импортозависимости, нужны капвложения в эту отрасль, в строительство холодильников, но серьезных инвестиций пока не поступает. И на них вряд ли приходится рассчитывать в ближайшем будущем. Инициатива за гражданами. Если поймут, что виноград можно выращивать почти по всей России то три-пять сортов на каждом участке, то на целый год обеспечат этой ягодой не только самого садовода, но и его родственников. 

То же самое касается грецкого ореха и фундука, которые к нам заводится на 90 %. При желании можем увеличить объемы в разы, однако такого желания, (скорее всего у отечественных чиновников) не возникает. В бюджетных субсидиях не выделена строка по финансированию производства этих продуктов.

Хотя по остальным «ореховым» (фисташка, кешью, бразильский орех), которые полностью закупает Россия, можно и не пытаться — в нашей зоне они не растут.

Фрукты для нас чем-то диковинным вообще не являются. Яблоки, груши, вишни, сливы… Ну, согласитесь, это не какао-бобы, растут практически у каждого московского садовода.

Читайте также:  Рассматривается законопроект о продлении дачной амнистии

Тем не менее собственными силами Россия закрывает около 40% от потребности. А к реализации в свежем виде отбираются только 15%. Остальное идет на переработку по причине неказистого товарного вида и неконкурентоспособности с их заморскими сородичами.

Получается, что больше 80% красивых яблок – импорт. Вот здесь за державу действительно становится обидно – и сами могли бы производить. И такие государственные программы есть. 3-4 года назад большие высокоинтенсивные сады заложены на Северном Кавказе, в Дагестане и Осетии. С капельным поливом, по итальянской технологии и итальянскими сортами яблок, груш и слив. Это настоящее промышленное садоводство, которое уже скоро способно наполнить наш рынок фруктами.

Дело осталось за малым: за современными газовыми хранилищами, чтобы урожай мог держаться до следующего сезона. Есть и такая программа, рассчитанная на ближайшие два года. Только компенсация за строительство объектов правительством предусмотрена в размере 25%. А при подорожавших вдвое стройматериалах это совсем мало. Как считают производители, затраты должны возмещаться в пределах 50 % минимум.

Кандидат экономических наук, ведущий программы «Сельский час» Игорь Абакумов уверен, что дефицита цитрусовых и прочей экзотики при любых раскладах в стране не будет.

— Минимум год они продолжат дорожать, и возможны сбои в поставках, — говорит он.- Пока мы не разработаем новые устойчивые маршруты.

— Но ведь большинство этих маршрутов контролируется Америкой и ее союзниками…

— Сейчас прорабатывается вопрос поставок товаров из Юго-Восточной Азии через Китай и Северную Корею. КНДР имеет морские порты, к тому же у России с ней по реке Туманная граница в 15 километров, действует железнодорожный транспорт, ходят поезда. Практически все вопросы решаемые, но из-за удлинения маршрута продукты будут дорожать. 

Нужно дать свободу бизнесу, он быстрее разберется с этими вопросами, чем государство. Задача власти – ввести импортные субсидии для предпринимателей, обеспечить им таможенное и пограничное сопровождение грузов.