Что СССР покупал за границей: насколько советская экономика была самостоятельной

Введенные против России жесткие санкции и ограничения заставляют государство пересматривать свою привычную, сложившуюся за последние годы экономическую политику. Ведь по многим отраслям народного хозяйства наша страна находится в опасной зависимости от поставок импортных товаров и оборудования. Что влияет не только на ритмичность отечественного производства, но и создает высокую долю иностранной добавленной стоимости во внутреннем конечном продукте. Сможем ли мы уйти от критической зависимости от импорта? В поисках ответа на этот вопрос, многие специалисты вспоминают о не таких уж далеких советских временах. Принято считать, что экономика СССР, отгороженная от внешнего мира плотным железным занавесом, жила, как феодальный замок и все производила внутри себя. Благо, природных ресурсов нам не занимать. Мы решили выяснить, на сколько объективна такая точка зрения? И существовала ли импортная зависимость Страны Советов?

Что СССР покупал за границей: насколько советская экономика была самостоятельной

От рассвета до заката

В открытых источниках можно найти перечень важнейших импортных товаров и оборудования, поступавших в Советский Союз в период с 1960 по 1986 годы. Своего рода период от рассвета, когда первый советский человек отправился в космос, что явилось триумфом отечественной научно-технической школы, до заката. 

В списке — 50 позиций основных товаров, которые СССР закупал за рубежом для нужд внутреннего рынка. Среди них — металлорежущие станки, трактора, хлопок-волокно, пшеница, медикаменты…

Подавляющая часть импорта поступала в Советский Союз в рамках Совета экономической взаимопомощи, куда входили страны социалистического лагеря: Польша, Болгария, ГДР, Венгрия и Румыния.

СЭВ был образован в 1949 году и действовал в рамках международного разделения труда. Торговля внутри совета велась исключительно в национальных валютах. И, как полагают многие аналитики, часто обусловливалась не тем обстоятельством, что СССР не мог производить определенные товары собственными силами, а тем, чтобы дать «фронт работ» странам-побратимам.

Но зависимость от импортных поставок по некоторым группам составляла отнюдь символические проценты, о которых сегодня любят рассказывать коммунисты, описывая прелести социалистического прошлого.

От общего объема потребления, оборудование для текстильной промышленности по импорту составляло 53,2 %, по химической – 49,9 %. Каждый третий трамвайный вагон и троллейбус к нам приходил из-за рубежа. Можно смело утверждать, что по определенным категориям СССР находился в настоящей импортной зависимости, даже в некоторой степени критической.

Яков Уринсон, доктор экономических наук и министр экономики РФ ельцинского «призыва», в советское время почти 20 лет отработал на разных должностях в Госплане СССР. Он говорит, что в этом ведомстве никогда не было установки отказаться от внешних закупок. «Любая страна покупает по импорту, так живет весь мир» — говорит сегодня Уринсон.

— Мы приобретали оборудование для нефтегазовой промышленности, трубопроводного транспорта, особенно работающего в условиях вечной мерзлоты, — рассказывает Уринсон, — Это не считалось чем-то зазорным или политически неправильным, страна исходила из принципов экономической целесообразности. Торговля велась в зависимости от наличия у страны свободно конвертируемой валюты и конкретных взаимоотношений с другими государствами. В то время на СССР тоже накладывались различные эмбарго и ограничения, но мы к этому относились спокойно.

Читайте также:  Аналитики определили, как поменялись траты россиян на праздники

Электродвигатели по 60 копеек

В части импорта Советский Союз на сто процентов зависел от внешних поставок только по бананам, кофе и какао-бобам. В целом в удельном весе внешней торговли СССР на конец 1986 года преобладали соцстраны. Импорт из развитых капиталистических стран был чуть больше 25 %.

После проведения масштабной индустриализации страны, главной фишкой стало машиностроение. Как говорили в то время – «становой хребет экономики». Оно практически полностью удовлетворяло внутренние потребности разных отраслей народного хозяйства. Например, импорт металлорежущих станков составлял всего 7,6 %, кузнечно-прессовых машин 4,1 %, прокат черного металла 4,2 %…

Обращают на себя внимание зарубежные поставки овощей открытого грунта — всего-то 0,9%! В свое время в СССР была реализована программа мелиорации, на пойменных землях выращивался весь борщевой набор. Подмосковные растениеводы полностью обеспечивали урожаем жителей столичного мегаполиса. Получается, что тогда мы ничего не знали про межсезонье (из зимы в весну), когда собственные запасы подходят к концу, и борщи готовятся из турецкой или египетской картошки.

Отраден и тот факт, что импорт фруктов и ягод в 1986 году составлял лишь 6,6 %. Ели мы отечественные яблочки и груши! И никто не кричал «караул», когда фрукты били очередной рекордный урожай. В стране было огромное количество чисто садовых колхозов, где выращивались яблоки, вишни, сливы, кустарниковые растения. Увы, все это добро вырубили на корню в конце 1980-х годов в ходе горбачевской антиалкогольной кампании…

А вот импорт сахара, по сравнению с современной Россией, не в пользу СССР. Тогда каждый третий килограмм к нам приходил из Кубы. А сегодня Россия, как официально считается, на 100 % обеспечивает себя эти сладким продуктом. Хотя семена сахарной свеклы во многом импортные.

В 1989 году пятерка крупнейших поставщиков машин и оборудования состояла из ГДР, Болгарии, Чехословакии, Польши и Венгрии. На них приходилось более 60 % всех заграничных поставок в Советский Союз.

В Венгрии мы покупали автобусы (11,3 %), лекарства — в Польше, Венгрии и Индии. Кожаную обувь (9,4 %), которая пользовалась особым спросом у советских людей, потому что отечественное производство не выдерживала никакой критики, нам везли из Чехословакии, Югославии и Венгрии.

Трамвайные и пассажирские вагоны (31,3 %) поставлялись из ГДР. Мебель (11,7 %), которая всегда считалась предметом роскоши, была родом из ГДР, Чехословакии и Румынии. Мебель в те годы являлась жутким дефицитом, на стенки и комоды в магазинах записывались заранее и ждали по несколько месяцев. но ввозилась она в символических объемах. И только к закату советской империи импорт немного подрос.

В наслоении советских статистических данных мы увидели забавную ситуацию с электродвигателями небольшой мощности, которые закупались в Японии. В конце 80-х годов было ввезено 3,5 миллиона штук на сумму 2,2 миллиона рублей. То есть, по 60 копеек за двигатель – даже смешно.

Читайте также:  В продленной заморозке накопительных пенсий нашлась лазейка

Сегодня коробок спичек стоит, кажется, 3 рубля.

Трубы большого диаметра никогда не были сильной стороной советской промышленности. В 1986 году, когда страна начала активно строить экспортные газопроводы, импортозависимость доходила до 20 %.

Что касается продукции химической промышленности, то экспорт минеральных удобрения из СССР превысил импорт еще в 1932 году, и за границей мы закупали в основном лакокрасочную продукцию – из Югославии, ГДР и Польши.

Зерно в минус, зерно в плюс

Вызывает интерес продукция сельского хозяйства. Если не брать годы Великой Отечественной (по ленд-лизу нам поставляли до 80 % продуктов),  то средняя зависимость от импорта мяса и мясопродуктов  составляла всего 7,5 %.  Как правило, поставки шли по линии СЭВ (Венгрия, Румыния) и Китая, мясные консервы — из Болгарии. 

До сих пор не прекращаются споры об аграрном могуществе СССР, его передовом колхозном строе. Который кормил не только свой народ, но еще и поддерживал продуктами африканские страны.

Особая тема – пшеница. До революции Россия была основным экспортером зерновых в Европе. Потом ситуация кардинально изменилась. Впервые наша страна запросила помощи у Запада в 1921-22 годах, во время голодного кризиса. После Великой Отечественной войны Советский Союз снова начал экспортировать зерновые – в 1952 году около 4,5 миллиона тонн, Чтобы и дальше поддерживать устойчивый экспорт, советская власть приняла решение в 1954 году расширить зерновой клин, поднять целинные и залежные земли в Казахстане.

Первые годы целинный урожай радовал, мы продолжали поставки за рубеж. Однако спустя девять лет стало ясно, что освоение целины себя не оправдало, огромные средства, по сути, были выброшены на ветер. Засушливый климат разрушил тонкий плодородный слой почвы, «черные бури» выметали посевы, в общем, сеяли больше, чем пожинали. 

Определенную роль сыграл и Карибский кризис, когда в Советском Союзе стали продавать кукурузный хлеб.

В общем, с 1963 года в СССР снова поехали эшелоны с пшеницей из Америки и Канады, когда закупили 10 миллионов тонн. А хроническая зависимость проявилась с 1972 года, когда в страну импортировали 23 миллиона тонн зерновых. А в 1980 году импорт в валовом выражении составил более 43 миллионов тонн.

Чем вправе гордиться сегодняшняя Россия – она превратилась из импортера в одного из крупнейших мировых экспортеров зерновых. Что немаловажно, на собственном отечественном семенном фонде. Импортозависимость в этой отрасли (достаточно остро) ощущается в сельхозтехнике и в средствах химической защиты растений.

Газ в обмен на трубы

— По некоторым отраслям народного хозяйства зависимость СССР от импортных поставок была достаточно существенной, — говорит ведущий эксперт Центра политических технологий, экономист Никита Масленников. — Самый очевидный пример – газовые трубопроводы в Германию, когда против Союза действовали санкции из-за войны в Афганистане. У нас не хватало мощностей по производству труб, первые сделки носили взаимокомпенсационный характер: мы вам, немцам,  газ, вы нам — трубы.

Читайте также:  Глава «Роснефти» предложил Москве и Пекину совместно внедрять низкоуглеродные технологии в нефтегазовой сфере

Потом потихоньку создали собственное производство. Но первые нитки были на немецких трубах.

Всегда была зависимость по товарам массового потребления, ощущалась их элементарная физическая нехватка. Продукция советской легкой промышленности фигурировала во всех фельетонах, даже считалось, что знаменитый сатирик Аркадий Райкин, часто поднимавший эту злободневную тему, без работы никогда не останется.  Это мы помним по комиссионным магазинам той поры – как расхватывали товары импортного производства. Начиная от одежды и обуви и заканчивая кассетниками и видеомагнитофонами.

Адекватной продукции собственного производства у нас просто не было. Советское правительство исходило не из интересов населения. Все делалось для укрепления обороны и тяжелой промышленности и практически ничего для человека. Это было главной проблемой, из за которой страна в конечном итоге и развалилась. Действовали по принципу «пипл все схавает».

У нас никогда не хватало сортов твердой пшеницы. Помните, какими были советские макароны, которые должны изготавливаться из твердой пшеницы? Их и сейчас не хватает, поэтому покупаем итальянские макароны. Потому что своих нет. По пшенице у СССР была критическая зависимость, но преобладала железная логика: зачем есть хорошие макароны, если наши тоже съедобные?

— Учитывали ли руководители советского государства запросы граждан, планируя импорт?

— В то время проблемы импортозависимости как бы не существовало. Все понимали, что людям «чего-то» не хватает. Но анализ ситуации никто не проводил, я уже не говорю про какую-нибудь серьезную программу, которая бы решалась на уровне государственной политики.

— Ну, как – в стране была объявлена целая пятилетка эффективности и качества, мы должны были догнать и перегнать Америку…

— Официально серьезных импортных поставок в плане товаров народного потребления не было. Был ГУМ, ЦУМ, где иногда выбрасывались западные товары, этого считалось вполне достаточно.

— Можно ли провести какие-то параллели между советским импортом и тем, который шел до недавнего времени в Россию и которого мы теперь рискуем лишиться из-за санкций?

— С 2014 года — времени введения первых санкций после Крыма — Россия сделала серьезные успехи в импортозамещении. Но, как показывают сегодняшние санкции, их недостаточно. 

Сейчас вот готовится новый национальный проект по развитию электроники, по сути дела, создавать эту отрасль предстоит заново. Это масштабный структурный сдвиг: если не будет своей микроэлектроники, мы всегда будем вторыми, третьими или четвертыми…