Минфин решил не доводить Россию до дефолта

Российский Минфин сообщил, что осуществил выплаты по евробондам «Россия-2022» и «Россия-2042» в валюте выпуска — долларах, они доведены до платежного агента — лондонского банка Citibank. Минфин расплатился в валюте по выпускам, выплаты по которым ранее собирался произвести в рублях. За этой, на первый взгляд сугубо финансово-технической информацией, скрывается важнейшее событие: России удалось избежать технического дефолта, который мог быть объявлен уже 4 мая.

Минфин решил не доводить Россию до дефолта

Напомним ход событий. После начала «санкционной войны» против России, заморозки части наших золотовалютных резервов и отказа от поставок в страну долларов и евро, наши денежные власти заявили, что отныне будут расплачиваться по своим международным долгам в рублях. И до начала апреля Минфин РФ не испытывал затруднений с такими платежами. В марте Москва расплатилось сразу по нескольким выпускам долларовых евробондов, при этом министр финансов Антон Силуанов подчеркивал, что выплата в валюте возможна только за счет средств с замороженных счетов РФ.

Однако дальше дело застопорилось. Осуществить выплаты по еврооблигациям «Россия-2022» и «Россия-2042», приходившиеся на 4 апреля, таким способом не удалось. Минфин США заблокировал эту возможность, заявив, что Россия должна использовать для выплат имеющуюся у нее валюту или страна окажется в состоянии дефолта. Ведущие международные рейтинговые агентства подтвердили: выплаты в рублях по валютному долгу будут означать для России дефолт. При этом было заявлено, что у Москвы есть льготный 30-дневный период, который заканчивается 4 мая, для проведения выплат в долларах. Пока же этот срок шел, и Россия не меняла свою позицию, ее рейтинг был понижен до уровня «выборочный дефолт». 

Однако сейчас стало понятно, что Москва решила не идти на принцип и не доводить дело до дефолта. Российский Минфин расплатился по обязательствам в долларах: общая сумма выплат по двум выпускам составляет $649,2 млн. А Минфин американский, судя по информации агентства Bloomberg, разрешил финансовому агенту перевод выплат по двум выпускам суверенных евробондов РФ, платежи по которым в валюте были осуществлены за счет внутренних резервов России, «свободных от западных ограничений».

Читайте также:  Примерно 80% сделок с жильем проводят через счета эскроу

Если бы дефолт был объявлен, это стало бы беспрецедентным решение, считает финансовый аналитик, кандидат экономических наук Михаил Беляев. Ведь у российского правительства хватает денег для выплат по внешнему долгу, но они находятся на замороженных счетах. И это прекрасно понимают наши «партнеры». Скажем, в 1998 году в нашей стране реализовался классический сценарий дефолта по внутренним обязательствам: совокупный госдолг составлял около 200% ВВП, федеральная казна была пуста. Сейчас наш госдолг один из самых маленьких в мире – 17%, а нефтегазовых доходы казны – рекордно высокие.

«Фактически дефолт был бы допущен не самим заемщиком, а спровоцирован кредитором», — вторит коллеге аналитик департамента экономических и финансовых исследований CMS Institute Николай Переславский, — У России достаточно средств, чтобы выкупить несколько полных объемов внешнего долга». То, что Россия не стала рисковать и доводить дело до объявления дефолта – объяснимо, считает эксперт. «Дефолт ударил бы не столько по международным рейтингам России (они уже обрушены), сколько по отечественному бизнесу, по корпорациям, которые тоже занимали деньги в валюте, — объясняет аналитик, — Пострадали бы их активы за рубежом и отношения с иностранными партнерами. Причем речь идет не только о компаниях с госучастием (которые теоретически могли стать мишенями Минфина США), но и о тех, кто с государством вообще никак не связан». 

«Я был уверен, что в последний момент власти долг выплатят, и дефолта не будет», — прокомментировал новость директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. «Ситуация с долговыми выплатами — это тот случай, когда к нам придраться сложно. Российский Минфин попытался сработать «под дурочку» – заплатить три купона за счет замороженных резервов ЦБ. 4 апреля Запад опомнился и не дал это сделать. То есть, частично Минфин заплатил, частично не смог. Зависшие было $650 млн — это существенно меньше однодневного объема экспорта по прошлому году. Обрушивать из-за этого всю систему кредитования довольно глупо. Конечно, деньги лучше было отдать, тем более что в стране они есть: у ЦБ только валютного кэша $30 млрд. По экспорту каждый день идут платежи, с начала спецоперации их набралось порядка $40 млрд. только за товары, поставленные в ЕС».