Зерно массового поражения: Россия и Украина оказались обладателями «продуктового оружия»

Конфликт между Россией и Украиной может спровоцировать голод в ряде государств, предупредила ООН. Наши страны — основные мировые поставщики пшеницы, кукурузы и подсолнечного масла. О том, возможен ли всплеск голода в мировом масштабе, какие страны могут остаться без необходимых продуктов в ближайшем будущем и что будет с ценами, рассказал главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман.

Зерно массового поражения: Россия и Украина оказались обладателями «продуктового оружия»

— ООН видит угрозу голода из-за конфликта между Россией и Украиной. Каков вероятный сценарий?

— Высказывание Генсекретаря ООН Антониу Гутерриша о возможности невиданных за десятилетия нищеты и голода потрясло мир. Но, тем не менее, считаю, что глобальный голод, распространяющийся на большинство стран, планете всё же не грозит. В мире для обеспечения основной массы человечества достаточно продовольствия. Есть и возможности у других стран постепенно увеличивать его производство, частично замещая Россию и Украину. Хотя продукты могут обойтись гораздо дороже.

Обострение проблемы голода, как бы то ни было, очень вероятно и масштабно. Гутерриш предупреждает о худшем сценарии — возможности погружения в голод до 1,7 млрд человек, пятой части населения планеты.

В 2020 году, по данным ООН, в мире голодали 811 млн. человек, и увеличение тогда составило 161 млн человек за год с 2019-го, в том числе из-за пандемии.

Если гипотетически предположить повышение данного количества до 1,7 млрд, то динамика действительно выглядит пугающей — почти на 900 млн человек, более, чем в два раза по сравнению с 2020-м.

— Какую сельхозпродукцию и в каких объемах Россия и Украина производят и поставляют в другие государства? Может ли конфликт между нашими странами привести к резкому подорожанию продуктов?

— Россия и Украина в совокупности занимали в 2021 году примерно 30% экспорта пшеницы в мире, по данным ФАО — Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН.

Две страны обеспечивают мировые поставки 15% кукурузы и ячменя, двух третей подсолнечного масла, по оценке издания Spiegel. Оно также приводит информацию о том, что Россия и Украина производят около 12% всех калорий, потребляемых в мире.  Россия, кроме того, даёт до четверти объёма ввоза минеральных удобрений в Европу. Существенная часть экспорта энергоносителей из России также используется в производстве, доставке, хранении продовольствия в различных странах.

— Если цепочки поставок разрушатся, какие страны пострадают сильнее других? По каким товарным группам может возникнуть дефицит?

— Основные покупатели аграрной продукции России — страны Евросоюза, которые в 2021 году ввозили 12,5% российского экспорта на $4,7 млрд. Вслед за ними идут Турция ($4,3 млрд) и Китай ($3,5 млрд). Но у этих стран нет острой зависимости от поставок продовольствия из России и Украины.

Читайте также:  ДОМ.РФ финансирует строительство ЖК в партнерстве с Armani

Однако прекращение или резкое снижение экспорта зерновых способно спровоцировать их крайнюю нехватку и голод, прежде всего, в бедных государствах Африки и Ближнего Востока. Они импортируют более 90% продовольствия. Почти все свои потребляемые зерновые завозят из России и Украины, в частности, Ливан, Египет, Йемен. Существенная зависимость от них в Иордании, Сирии.

Россия обеспечивает 100% поставок пшеницы в Бенин; 70% — в Судан, 65% — в Руанду, Танзанию, Мадагаскар, Конго; 60% — в Бурунди, Буркина-Фасо. Другие африканские страны закупают до половины объёма своего импорта зерна в России. Таковы данные Университета Южной Африки.

Именно в этих государствах наиболее высоки риски нехватки продовольствия, вплоть до реального голода. Кроме того, уменьшение физического объёма предложения продуктов взметает цены на них. От него также страдают прежде всего развивающиеся страны, где крайне низки доходы населения.

— Можно ли оценить возможный рост цен на продовольствие в мировом масштабе?

— В целом в мире уже сейчас наблюдается беспрецедентное подорожание продовольствия. ФАО оперативно отслеживает изменение мировых цен на него.

Общий индекс цен на продовольствие (FFPI) уже в марте 2022 года составил 159,3 пункта, на 12,6% больше, чем в феврале. Это новый максимум с 1990 года, с момента начала наблюдений.

Пик цен достигнут по крупам, растительным маслам. В частности, повышение индекса цен на зерновые ФАО только за месяц — с февраля по март — составило 17,1%, а отдельно на пшеницу —19,4%, на фуражное зерно — 20,4%, на кукурузу — 19,4%, на ячмень — 27,1%, на сорго — 17,3%. Эти показатели по данным конкретным культурам достигли самых высоких значений за 32 года.

То же относится и к ценам на растительные масла, которые поднялись в марте сразу на 23,3% по сравнению с предыдущим месяцем.

Здесь явно прослеживается связь с событиями на Украине, закрытием южных портов, санкционными ограничениями на российский экспорт. Ведь продукты, не входящие в основной перечень поставок Москвы и Киева, подорожали не столь существенно, хотя тоже заметно. Стоимость риса осталась на февральском уровне; молочные продукты прибавили 2,6%, мясо — 4,8%, сахар — 6,7%, по данным ФАО.

Таким образом, удорожание заметно во всём мире, включая и более приспособленные страны, которым не грозит откровенный голод. Но, например, даже в Германии наблюдается резкий всплеск спроса на муку и подсолнечное масло, которое отсутствует во многих магазинах, по информации агентства DPA.

Читайте также:  В столице растет количество высоток

Перспективы неутешительны, поскольку это данные лишь первого месяца активных боевых действий на Украине и применения санкций к России. Но происходит дальнейшее нагнетание ситуации. Страдает весенняя посевная на территории Украины — сокращение площади и объёма посевов, сложности с горючим, техникой, работниками. Всё это в совокупности приведёт к резкому снижению урожая. Для России актуально будет уменьшение возможностей экспорта, трудности с логистикой, перевозчиками.

ООН предполагает дальнейшее подорожание продуктов питания, его разброс по прогнозу — от 8% до 22%, в зависимости от развития малопредсказуемых геополитических обстоятельств.

— Чем подобная ситуация чревата для продовольственного рынка России? Какие продукты подорожают и по каким позициям возможен дефицит?

— Ситуация для России противоречива. Казалось бы, увеличение цен выгодно экспортёру. Однако ведь речь идёт о снижении физического объёма экспорта из-за санкций и внутренних ограничений на него. Таким образом мировое подорожание продовольствия вряд ли увеличит, а скорее, снизит поступление доходов в нашу страну.

По оценке компании «Совэкон», в апреле 2022 года Россия продаст за рубеж примерно 2 млн тонн пшеницы. Для сравнения: в апреле 2020 года, то есть до «ковидных» ограничений, её экспорт был 3,4 млн тонн. В текущем месяце снижение объёма составит свыше 40% по сравнению с позапрошлым апрелем. В последующие месяцы вероятно ещё большее уменьшение. И рост мировых цен не компенсирует его сокращение по объёму.

Позитив для россиян заключается том, что в самой России нехватки зерна и резкого его удорожания не произойдёт. Это оборотная сторона снижения вывоза зерна за рубеж. Включая и введённый для защиты внутреннего рынка прямой запрет правительства РФ на экспорт до 30 июня пшеницы, ржи, ячменя, кукурузы и меслина (смесь пшеницы и ржи).

Но ещё одной стороной санкций и ситуации в целом выступает сокращение импорта в Россию необходимых продовольственных товаров, сырья и материалов для их выпуска. Речь идёт, например, о зависимости России от зарубежного семенного посевного материала, ингредиентов для пищевой промышленности, оборудования и комплектующих.

Поэтому можно предположить в будущем уменьшение ассортимента продуктов питания, некоторое снижение их качества. При этом цены на продовольствие, вероятно, будут расти немного быстрее общей инфляции. Так обычно происходит в кризисные времена, поскольку сократить спрос на продукты населению труднее, чем на иные товары и услуги. 

Так, в марте 2022 года общая потребительская инфляция, по Росстату, составила 16,7% в годовом исчислении. А продовольственные товары подорожали на 18%. Можно предположить, что с учётом этих обстоятельств, продукты могут подорожать до 25-30% в 2022 году.

Читайте также:  Озвучены тревожные прогнозы кризиса глобальной цепочки поставок: товары будут дорожать

— Помимо российско-украинского конфликта, видите ли вы еще какие-то факторы, способные спровоцировать вспышку голода?

— Если не учитывать российско-украинский фактор, иные продовольственные вызовы не столь существенны. Они укладываются в рамки преодолеваемых сложностей и не смогут вызвать вспышку голода. Ведь совсем недавно мир пережил значимое падение производства и доставки продовольствия из-за пандемии.

Увеличение числа голодающих хотя и произошло, но не было катастрофическим, в соответствии со статистикой ООН. Но ограниченно воздействовать на такие процессы негативно могут, например, продолжающаяся вероятность появления новых агрессивных штаммов коронавируса, происходящие вспышки птичьего гриппа с уменьшением производства мяса.

— Как вы относитесь к ограничительным мерам в международной торговле продовольствием? Как они влияют на рынок продуктов питания?

— В условиях нехватки продовольствия, пока не произошло полное восстановление его производства после пандемии, многие страны ограничивают экспорт сельхозсырья и продуктов. По принципу «своя рубашка ближе к телу».

Для каждой отдельно взятой страны это целесообразно, но в целом подчёркивает ограниченность поставок и вызывает рост цен в мире.

Положение обостряется последствиями конфликта России и Украины. Изменить ситуацию помогли бы остановка боевых действий, полномасштабная посевная кампания, ослабление санкций, открытие портов, восстановление логистики. С одновременными стимулирующими мерами по увеличению производства продовольствия, возможно с использованием международных организаций. Требуются гуманитарные программы глобальной помощи голодающим странам по линии ООН, активная деятельность соответствующих фондов.

— Одним из факторов риска для продовольственного рынка называют повсеместный разрыв логистических цепочек. Насколько, на ваш взгляд, велика угроза?

— Да, это одно из «узких мест» на глобальном продовольственном рынке. Таково «наследие ковида», проявление прошлых ограничений на передвижение транспорта, товаров, людей.

Созданные в годы пандемии перекосы в производстве, логистике не так легко восстановить. Во многих случаях требуется не восстановление, а замена существовавших связей.

Негативное воздействие связано с тем, что даже при наличии в определённых местах и странах некоторого избытка каких-либо видов продовольствия бывает сложно «протолкнуть» его на рынок из-за транспортных ограничений, высоких цен на перевозку. На преодоление данных трудностей необходимо время и спокойная обстановка в геополитике.

— Можно ли в итоге сделать вывод о том, что миру грозит продовольственный кризис?

— Общий глобальный продовольственный кризис вряд ли случится. Но его проявления в отдельных макрорегионах мира вполне возможны.