Оценена возможность передачи замороженных на Западе резервов России Украине

Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель предложил странам-членам объединения обсудить возможность изъятия замороженных российских валютных резервов для поддержки Украины. В МИД РФ такую инициативу назвали «полным беззаконием» и «разрушением основы международных отношений». Эксперт оценил, пойдет ли Запад на такой чрезвычайный шаг и чем на него может ответить Россия.  

Оценена возможность передачи замороженных на Западе резервов России Украине

«Это один из важнейших политических вопросов на повестке дня: кто будет платить за восстановление Украины?» — заявил глава европейской дипломатии.  

Боррель отметил, что для этих целей потребуется «невероятная сумма денег». Он также подчеркнул, что хотел бы, чтобы дискуссию о методах обеспечения «компенсаций» инициировала российская сторона.

Более того, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности напомнил, что ранее Соединенные Штаты установили контроль над активами ЦБ Афганистана на миллиарды долларов. По его словам, подобный шаг, отчасти связан с потенциальной компенсацией жертвам терроризма, а также для гуманитарной помощи стране.

Заместитель министра иностранных дел РФ Александр Грушко назвал инициативу главы дипломатии ЕС «разрушением основы международных отношений»: «Аппетит во время еды у них приходит, это полное беззаконие». 

Высокопоставленный дипломат выразил уверенность, что если подобное решение все-таки будет принято, оно «ударит по самим европейцам, по современной финансовой системе», а также подорвет доверие к европейским странам и к Западу в целом.

«Нынешние события нестандартные и беспрецедентные, — комментирует «МК» доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин. — Ситуацию, при которой происходит конфискация средств другого государства без международно-правовых оснований, можно даже называть чрезвычайной.

Я уже не первый раз слышу о предложении перенаправить российские резервы на восстановление Украины. Ранее о такой возможности заявлял сам Жозеп Боррель и некоторые другие политики. Это далеко не единичный случай. Тогда можно было бы сказать, что главу европейской дипломатии захлестывают эмоции, что он слишком радикален.

Читайте также:  Годовой объем ввода жилья в стране оценивают в 85 млн кв. м

Но, к сожалению для нас, об этом рассуждает не один человек, а достаточно много высокопоставленных чиновников как из Евросоюза, так и из Соединенных Штатов и некоторых других западных государств.

Если рассматривать ситуацию по факту, то технически европейцы это сделать смогут, поскольку наши деньги в долларах и евро находятся на счетах их Центральных банков. А вот западные страны не держат свои деньги в российских банках. Какие-то отдельные лица, разумеется, могут покупать наши облигации, ценные бумаги. Однако их государственных резервов в РФ нет.

Поэтому, если российские резервы все-таки будут переданы Украине, адекватно заместить эти деньги за счет средств США и европейских стран РФ не удастся. Вероятных зеркальных мер со стороны России ждать не стоит».  

По словам эксперта, сумма замороженных российских резервов колоссальная — порядка 300 млрд долларов. Финансовые ответные шаги РФ крайне ограничены.

«Думаю, наши власти сами до конца не понимают, какие рестрикции можно ввести в ответ, — продолжает Николай Топорнин. — Потому что ситуация действительно беспрецедентная и сбрасывать со счетов ее нельзя. Но я все же очень надеюсь, что до этого дело не дойдет.

Возможная передача российских резервов на восстановление украинских городов — отдельно стоящее событие, не основанное на мировой практике и не имеющее аналогов. Были случаи, когда замораживались иранские, иракские средства. Но со временем, когда в этих странах происходила смена власти, американцы размораживали резервы и передавали их новым правительствам. Они не тратили эти деньги.

Но в настоящее время нет прямого столкновения России с США, оно лишь косвенное. Да, у нас есть конфликт с Украиной и понятно, что за ней стоит Америка. Поэтому предположить, что может произойти, крайне сложно. Однако опасность изъятия резервов сохраняется».