Названы риски покупки китайского юаня, казахского тенге, турецкой лиры

В марте-апреле в России зафиксирован взрывной рост спроса на неосновные экзотические валюты. Из-за западных санкций и введенных Центробанком жестких ограничений у людей нет сегодня прежнего доверия к доллару и евро. В фокусе потребительского внимания оказались китайский юань, казахстанский тенге, турецкая лира и белорусский рубль. Между тем, полновесной альтернативой двум ведущим мировым валютам – «американцу» и «европейцу» — их не назовешь: подводных камней в их использовании явно больше, чем гипотетической выгоды.

Названы риски покупки китайского юаня, казахского тенге, турецкой лиры

По данным основной валютной площадки страны — Мосбиржи, в марте-апреле (по сравнению с тем же периодом прошлого года) оборот по операциям россиян с турецкой лирой увеличился в 20 раз, с юанем – в 182 раза, а с тенге – в 20 тысяч раз. Также весной 2022-го частные лица впервые стали совершать сделки с белорусским рублем.

Кроме того, по итогам апреля, после отмены 12-процентной комиссии за приобретение валюты доля частных инвесторов на валютном рынке выросла на 10%. А вот объем операций, совершаемых юрлицами (брокерами, фондами), увеличился не столь сильно: с турецкой лирой – в 11 раз, с юанем – в 8 раз, с казахстанским тенге и белорусским рублем – в 33 и 35 раз соответственно.

Если смотреть в макроэкономическом разрезе, то ситуация обусловлена постсанкционной перестройкой торговых и финансовых потоков, налаживанием импортных поставок из Турции, стран Азии и СНГ, а также переходом на расчеты в нацвалютах. Растут объемы торгов и ликвидности соответствующих валютных пар (например, юань/российский рубль), в результате не только российские компании, но и граждане начинают более активно взаимодействовать с государствами из ряда «дружественных».

Проблема в том, что экзотические валюты неотделимы от серьезных рисков. Скажем, турецкая лира за последний год обвалилась по отношению к доллару на 88,3%, а тенге упал более чем на 20% с конца февраля до конца апреля.

Читайте также:  В столице растут цены на новостройки бизнес-класса

«Возросший интерес россиян к неосновным валютам напрямую связан с теми ограничениями на операции с долларами и евро, которые ввел ЦБ, — считает финансовый аналитик Сергей Дроздов. – Люди стали активно искать альтернативу, но даже юань не тянет на эту роль как инструмент для сохранения сбережений. Юань удобен для отечественных компаний, торгующих с Китаем, — как средство взаиморасчетов. Рисков использования китайской валюты хватает, в том числе геополитических: западная пресса не исключает, что Пекин «под шумок» событий вокруг Украины решится напасть на Тайвань. И тогда курсу юаня придется худо».   

Что касается казахстанского тенге, то он (как валюта единого евразийского пространства) следует в кильватере рубля, синхронно укрепляясь и ослабевая. Скорее всего, рассуждает Дроздов, россияне действуют по определенной схеме: покупают тенге в РФ, выезжают в Казахстан и там обменивают на доллары и евро.

Ну а основной мотив обращения к турецкой лире – ситуативный, а не экономический: люди хотят перебраться в Турцию, либо временно, либо на ПМЖ. Кроме того, эта страна — главная туристическая «мекка» для россиян. Конечно, если бы события пошли по другому сценарию, если бы не было санкций Запада и ограничений ЦБ, никто не стал бы массово вкладываться ни в лиру, ни в тенге, ни в юань. Все бы продолжали покупать доллары и евро, уверен эксперт.  

«Запретительные лимиты и комиссии по сделкам с евро, долларами, фунтами привели к резкому снижению объемов торгов на Мосбирже, — напоминает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. – В марте обороты по доллару упали на 60,8% — с $2 млрд до почти $0,8 млрд. А по евро — на 50,8%: с $266 млн до $131 млн. Это заставило инвесторов обратиться к менее востребованным ранее валютам, курс которых (по сравнению с основными) оказался предпочтительно ниже к рублю».

Читайте также:  Как не стать жертвой мошенников при продаже квартиры: под угрозой артисты

Впрочем, полагает Гойхман, такие вложения остаются крайне рискованными. Белорусский рубль, казахстанский тенге, китайский юань, турецкая лира – это валюты развивающихся стран, волатильные, с не вполне рыночным курсообразованием, подверженные рискам резких падений. И едва ли гражданам России стоит их всерьез рассматривать как долгосрочные надежные инструменты, позволяющие уберечь личные сбережения от инфляции и заработать на росте курса.